Интервью с Яном Рачинским об обновлённой базе


Автор: Семён Шешенин

Источник

06.12.2017

Сегодня (5 декабря) в Мемориале состоится презентация обновленной Базы данных по жертвам политического террора в СССР. Десять лет спустя после выхода последней версии общая численность жертв в базе уже превысила 3 миллиона человек. О качественных и количественных изменениях в одном из главных проектов Мемориала, рассказывает в специальном интервью «Урокам Истории» его руководитель Ян Рачинский.

 

– Последняя версия базы датируется 2007 годом. Сколько имен добавилось за прошедшие десять лет, и откуда вы брали новые данные?

– Добавлено около полумиллиона имен из 120 вышедших томов книг памяти и из многих других источников, опубликованных за последние 10 лет. Появилась информация из Грузии и Азербайджана – ранее эти бывшие советские республики в базе представлены не были. Впервые включены сведения из украинской многотомной серии «Реабилитированы историей» — это 9 томов, посвященных Автономной Республике Крым.

Здесь необходимо оговориться, что тома по остальным регионам изданы на украинском языке и для включения их в базу требуется дополнительная работа. Впервые появились списки из Брянской и Сахалинской областей, очень заметно выросли массивы данных из Башкирии, Бурятии, Дагестана, Республики Коми, Краснодарского и Красноярского краев, Екатеринбурга, Амурской, Костромской, Новосибирской, Оренбургской, Челябинской и Читинской областей. Дополнена и информация по многим другим регионам. При этом порядка 70 тысяч записей в базе было удалено или объединено из-за дублирования.

– При этом база получила новый интерфейс и даже новый адрес. В чем принципиальное функциональное отличие и что будет со старой базой? 

– Старая версия будет доступна по тому же адресу, что и раньше, — http://lists.memo.ru, так как за время её существования на этот адрес образовалось множество ссылок как с частных сайтов, так и из Википедии и даже бумажных источников. Однако пополняться она больше не будет, все новые данные мы будем публиковать на новой версии, которая расположена по адресу http://base.memo.ru.

Что касается функциональных различий, старая версия существовала на диске как справочная система и в интернете в сугубо текстовом виде. Возможности пополнения там были весьма ограничены. Новая версия в интернете сохранила большинство возможностей дисковой версии, но при этом будет регулярно пополняться и позволяет включать дополнительные материалы, в частности, фотографии репрессированных. На данный момент туда включены только фотографии расстрелянных в Москве, но эта часть базы будет в дальнейшем тоже развиваться.

Кроме того, включены имевшиеся в источниках указания на семейные связи. Пока это реализовано для части раскулаченных и депортированных семей, но мы будем и дальше совершенствовать базу в этом направлении.

С весны будущего года пользователи смогут предлагать уточнения и дополнения в базу – это касается и людей, присутствующих в базе, так и вовсе в ней не упомянутых. Разумеется, все эти сведения должны быть подтверждены тем или иным способом. Копии подтверждающих документов будут храниться в архивах Мемориала в Москве и в регионах.

– Плюс у вас повился ещё и поиск, чего раньше в веб-версии не было.

– Да. При чем он ведется не только по основному, но и по альтернативным именам, поэтому список найденного может начинаться с других фамилий.

К сожалению, поиск осложняется отсутствием унификации – один и тот же термин может означать разные сущности: низшим образованием могут называться и один класс цековно-приходской школы и реальное училище. Служителем культа может быть записан не только любой православный священнослужитель от псаломщика до епископа, но и, например, член церковного совета и просто активный верующий, а также мулла, лама, раввин, монах и т.п.

– После обновления базы общее число записей в ней превысило три миллиона человек. Насколько это исчерпывающий список?

– Тут нужно в первую очередь сказать, что записи в базе описывают не конкретного человека со всей его биографией, а конкретную репрессию, при этом около от 10% общего числа репрессированных подвергались репрессиям неоднократно.

Во-вторых, одна и та же репрессия одного и того же человека может быть описана в разных источниках – например, в книгах памяти по месту рождения и по месту репрессии, или по месту ареста и месту отбывания. Эту информацию надо объединять, но для компьютера это задача непосильная, необходимо участие эксперта. Собственно для этого в новой базе введен механизм агрегации записей, относящихся к одному человеку, как, например, в случае Михаила Ксаверьевича Корбута, который подвергался репрессиям неоднократно. Теперь такие разрозненные элементы одной биографии можно объединять.

С другой стороны, людей значительно больше, чем записей, так как значительная часть семей репрессированных крестьян описываются одной записью на большую семью, как, например, в случае Павла Степанович Соснина.Здесь видны и проблемы описания, и проблемы реабилитации: из семьи 18 человек, осуждённых по одному делу, реабилитированы были только 9. Разумеется, каждому члену семьи должна быть посвящена отдельная запись, но отчасти эту работу мы не успели проделать, а отчасти она не вполне осуществима. В карточке спецпоселенца подчас не указаны не только фамилии, но даже имена членов семьи — только возраст или общая численность.

– Вы упоминали о 70 тысячах входов, удаленных из предыдущей версии из-за дублирования. Были ли какие-то ещё исправления?

– Исправлены многие ошибки, уточнены ссылки на источники, уточнена структура базы, например, выделено поле смерти в заключении. К сожалению, ошибок достаточно много. Некоторые появились в результате неграмотности следователей (или подследственных), а где-то опечатки появились уже потом при подготовке книг памяти или уже из-за неправильного автоматического распознавания машинописных текстов. FineReader, например, норовит при любой возможности превратить мужскую фамилию в прилагательное среднего рода — Круглов в Круглое, а имя Гариф упорно переделывает в Тариф. Многое мы исправили, но часть таких ошибок наверняка осталась незамеченной.

– После обновления общее число жертв политического террора в базе перевалило за три миллиона. Как вы оцениваете проделанную работу и насколько этот список можно назвать исчерпывающим?

– Текущая версия содержит, по нашим оценкам, не более четверти от общего числа жертв политического террора, даже если брать только тех, кто попадает под действие закона о реабилитации.

Продвижение с 2007 года не столь велико, как могло бы быть – это в значительной мере объясняется тем, что очень много сил и времени было потрачено на то, чтобы была принята Концепция госполитики по увековечению памяти жертв репрессий. Поначалу предполагалось, что это будет госпрограмма, одним из пунктов которой числилась общегосударственная база данных о жертвах террора. Была разработана и концепция такой базы, и даже сделан пилотный проект. Но надежды на государство оказались тщетны, и пришлось разрабатывать другой механизм, ориентированный на доступные источники. Архивные дела, увы, в большинстве регионов недоступны исследователям.

 

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Как прожить чужую жизнь. В «Мемориале» придумали игру с советским периодом истории
| Календарь Пермского «Мемориала» на 2018 год готов!
| Международный Мемориал награжден медалью Свободы Трумэна-Рейгана
| Архивы НКГБ Украины: чекисты контролировали выборы патриарха
| Достоверное прошлое. В Российском государственном архиве открылась выставка самых важных документов времен «Большого террора»
| Пермский «Мемориал» представил новую базу данных «Жертвы политического террора в СССР»
| Фотоархив «Мемориала»
| Памятнику литовцам, который установили в Кудымкарском районе, придумали название
| Спасите ваши души
| Вестник «Мемориала». Ноябрь 2017 г.

blog comments powered by Disqus