«Борец с власовщиной — это что-то вроде профессии». Сталинисты во власти не дают изучать спорные моменты российской истории


Автор: Андрей Мозжухин

Источник

05.10.2017

Фото: Петрусов Георгий / РИА Новости

На днях Министерство образования и науки отказало в присуждении степени доктора исторических наук историку Кириллу Александрову, защитившему в 2016 году диссертацию о деятельности Русской Освободительной армии (РОА) генерала Власова. Отказ пришел с туманной формулировкой: труд историка, дескать, «не открывает перспектив исследования в теоретической области». «Лента.ру» попросила Александрова пояснить причины, по которым изучение тех событий признали бесперспективным, а также рассказать о своей диссертации, которую кое-кто считает непатриотичной.

«Лента.ру»: Что именно не понравилось Минобрнауки в вашей диссертации?

Александров: Насколько мне известно, принято постановление не утверждать решение диссертационного совета Санкт-Петербургского института истории РАН. Мотивировочная часть постановления мне не известна. Допускаю, что речь идет о несоответствии диссертации формальным требованиям. При этом после защиты, состоявшейся 1 марта 2016 года, я не называл себя доктором исторических наук до соответствующего решения ВАК.

По итогам защиты, продолжавшейся более восьми часов, из 18 членов диссертационного совета, участвовавших в весьма бурном заседании, 17 человек проголосовали «за» и один «против» присуждения степени. Кроме того, несмотря на высказанные критические замечания, три официальных оппонента и автор отзыва ведущей организации — квалифицированные специалисты по проблематике сотрудничества граждан СССР с противником в годы Второй мировой войны — дали в целом положительные отзывы. С официальными оппонентами состоялась настоящая научная дискуссия.

Где вы защищались?

В Санкт-Петербургском институте истории РАН — одном из самых авторитетных научных учреждений, в стенах которого на протяжении четырех лет моя диссертация подвергалась критическому рассмотрению коллег. Она разбиралась по отдельным главам. В итоге защита состоялась на качественном уровне, хотя и в условиях беспрецедентного давления. Причем это давление выходило не только за рамки академической науки, но и за пределы элементарной человеческой порядочности.

Кирилл Александров / Фото: https://sfi.ru

Санкт-Петербургский институт истории РАН / Фото: spbiiran.nw.ru

Почему вы решили посвятить кандидатскую и докторскую диссертации генералу Власову и РОА?

Ни моя кандидатская, ни моя докторская диссертации не были посвящены генерал-лейтенанту Власову, осужденному решением Политбюро ЦК ВКП(б) к смертной казни 23 июля 1946 года. И в кандидатской, и в докторской диссертации биографии Власова посвящено не более пяти процентов текста.

Чему же они были посвящены?

Моя кандидатская диссертация посвящена военной истории Русской Освободительной армии. По истории русских подразделений и частей Вермахта в 1943-1945 годах, насколько мне известно, специальных докторских диссертаций еще не было написано.

Словосочетанием «Русская Освободительная армия» назывались в совокупности русские отдельные подразделения, как правило на уровне батальона, а также отдельные части, существовавшие в Вермахте в 1943-1945 годах. Большая часть из них, но далеко не все, поступили на формирование войск (Вооруженных сил) Комитета освобождения народов России (КОНР) в конце 1944 года. Вот эти войска, достигшие к двадцатым числам апреля 1945 года, вместе с подчиненными казачьими корпусами, численности примерно в 120 тысяч человек и правомерно называть власовской армией.

А докторская диссертация?

Она посвящена истории создания, развития и ликвидации офицерских кадров войск КОНР, насчитывавших примерно 4-5 тысяч человек, включая 35 генералов. Мною поименно установлены более двух тысяч генералов и офицеров власовской армии. Среди них были очень разные люди, со своей частной историей и разными мотивами поведения. Еще в студенческие годы меня заинтересовал этот феномен. Трудно себе представить, чтобы в годы Первой мировой войны пленные русские генералы и офицеры при помощи и активном участии эмигрантов попытались создать общевойсковую армию для участия в боевых действиях на стороне Германии и Австро-Венгрии. Прошла четверть века — и ситуация изменилась.

Причем среди генералов и офицеров власовской армии оказались люди, которые в 1915-1917 годах не только храбро сражались с противником, но и находились в германском плену, сохраняя верность своей стране. Например, майор Красной армии Георгий Рябцев: осенью 1916 года в чине унтер-офицера попал в плен, зимой 1917 года из плена бежал, сражался в Русском экспедиционном корпусе, затем вернулся из Европы на родину и служил в РККА. Летом 1941 года в должности командира стрелкового полка вновь попал в немецкий плен под Минском. Летом 1944 года подал рапорт в РОА, во власовской армии служил в чине подполковника в должности командира 3-го полка 1-й пехотной дивизии. Застрелился после боев в Праге и роспуска дивизии на американской зональной границе 12 мая 1945 года.

Андрей Андреевич Власов / Фото: Bundesarchiv / Wikimedia
Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Как прожить чужую жизнь. В «Мемориале» придумали игру с советским периодом истории
| Календарь Пермского «Мемориала» на 2018 год готов!
| Международный Мемориал награжден медалью Свободы Трумэна-Рейгана
| Архивы НКГБ Украины: чекисты контролировали выборы патриарха
| Достоверное прошлое. В Российском государственном архиве открылась выставка самых важных документов времен «Большого террора»
| Пермский «Мемориал» представил новую базу данных «Жертвы политического террора в СССР»
| Фотоархив «Мемориала»
| Интервью с Яном Рачинским об обновлённой базе
| Памятнику литовцам, который установили в Кудымкарском районе, придумали название
| Спасите ваши души

blog comments powered by Disqus