«Вот он — знаменитый памятник!» Уроженцы Коми округа навестили Галяшор


Авторы:

Источник

24.08.2017

Нашумевшая история с памятником, установленным репрессированным литовцам в заброшенном поселке Галяшор, привлекает внимание уроженцев Коми округа. В выходные возложить цветы к памятнику и почтить память своих литовских друзей собрались жители Велва-Базы, Кудымкара и Сургута.

Дорога к памятнику оказывается трудной. Так, до поселка Велва-База добираемся на машинах. Чтобы добраться до Галяшора, необходимо преодолеть три километра бездорожья. В составе паломников есть и 10-летние дети и 78-летние старики. Спасает всех житель Велва-Базы Леонид Ладанов. Он предоставляет трактор с прицепом.

Колеса трактора проваливаются в грязи, прицеп трясет и разворачивает так, что кажется — он вот-вот перевернется. «Это круче американских горок», — кричит молодежь, которая впервые оказывается на таком транспортном средстве. «Вот это я понимаю — внедорожник», — вторят другие. А пожилые лишь улыбаются, они-то помнят, что когда-то трактор был единственным транспортным средством: на нем и беременных доставляли в город, и за грибами ездили.

Вот приезжаем на заросшее поле, и только несколько полусгнивших заборов говорят, что здесь когда-то был поселок Галяшор. А ведь еще в послевоенные годы в Галяшоре насчитывалось 400 жителей, была своя социальная инфраструктура — начальная школа, клуб, столовая, медпункт, пекарня и леспромхоз.

Именно сюда ссылали поляков и литовцев в военные годы на лесоповальные работы. Они наравне с жителями ковали победу в тылу, выполняя план по лесозаготовкам. Находясь в ссылке, люди трудились, совершали подвиги, учились и создавали семьи. Сегодня от поселка остались лишь дуплянки, где сельчане когда-то собирали мед диких пчел. Теперь эти пчелы — единственные жители поселка.

Едем дальше, вот он — знаменитый памятник, установленный год назад Антанасом Гуркшнисом. Памятник представляет собой крест и две металлические плиты, на которых высечены 90 имен и фамилий ссыльных. Погода благоволит нам — на небе ни облачка, от чего высеченные золотом на памятнике буквы горят ярким светом, как будто радуясь нам. Возлагаем цветы, старейшие вчитываются в знакомые фамилии, льются воспоминания…


— С литовскими ребятами я училась в школе, и жили мы очень дружно. Тесно дружила с девочкой Марите 1956 года рождения, ее брат родился уже здесь, — рассказывает Любовь Шумкова (Кузнецова в девичевстве). — Помню, ее мама готовила очень вкусный сыр: творог сцеживала через марлю, затем размещала между двух досок и ставила на солнце. Сыр получался белый и такой вкусный… Она нарезала нам это лакомство.

Светлана Частикова (Лопатина в девичестве) добавляет, что литовцы научили коми-пермяков коптить сало и готовить домашнюю колбасу. Мария Вилесова (в девичестве Шумкова) вспоминает, что у литовцев они научились выращивать салат, помидоры и цветы.


— Они были отменными кулинарами и огородниками, великолепными портными! Всю моду мы перенимали от них, — говорит Мария Вилесова.


 

Приехала в Галяшор с детьми Алла Тукачева. Ее дедушка и бабушка — Иван Тукачев и Анна Тукачева – жили в поселке Велва-База:

— Меня еще маленькой в Галяшор приводил купаться на пруд мой дед, поэтому в память о деде здесь.

Галяшорский пруд, кстати говоря, до сих пор завораживает своей первозданной красотой и кристальной чистотой.

Далее идем пешком на уже недействующее кладбище литовцев и поляков. Оно огорожено свежим забором. В 2013 году экспедиция из Литвы под руководством Генюса Балюкевича привела кладбище в порядок и установила три поклонных креста. Здесь до сих пор покоится его бабушка, которая так и не вернулась на родину.


— В одно время литовцам было разрешено забирать останки своих предков,- говорит Леонид Ладанов. — Так 10 могилок теперь пустых, но вскоре был вновь запрещен вывоз останков.


 

У самого Леонида Ладанова на этом кладбище покоится двоюродный брат – Виктор Ладанов.

Мария Вилесова рассказывает, что когда была ребенком, прибегала посмотреть на литовское кладбище.


— Все кладбище было по-европейски ухожено, вся земля за неимением плитки выложена стеклышками, как мозаикой, не единой травки, повсюду были посажены алые гвоздики, — вспоминает она.


 

По старинной русской традиции поминаем усопших. Для этого разводим костер и печем картошку, поскольку поминать нужно горячим, чтобы обязательно шел пар. Размещаемся в уютной беседке, построенной Леонидом Ладановым и, подняв кружки с ароматным чаем из трав, собранных тут же, говорим: «Вечная вам память!». Память — вот, что нас, людей разных национальностей и вероисповедания, объединяет.

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Памятник жертвам политических прецессий*
| «Мы все были врагами народа»
| Вестник «Мемориала». Октябрь 2017
| Гражданская память. Впервые День памяти жертв политических репрессий пройдёт в Перми в расширенном варианте
| Соловецкие доносы. На архипелаге готовятся предать забвению политические лагеря
| Монумент "Маски скорби" Эрнста Неизвестного все-таки установят под Екатеринбургом
| Артисты Театра-Театра и Театра оперы и балета пройдут альтернативную гражданскую службу, не сходя со сцены
| Генетик Галина Леонидовна Муравник рассказывает об истории своей семьи в XX веке и о том, как её предки вначале строили «новый мир», а потом сами пали жертвами нового режима
| Программа Гражданских сезонов «Пермские дни памяти»
| Гражданские сезоны «Пермские дни памяти»

blog comments powered by Disqus