Стена скорби — между нами


Автор: Ю.Репринцева, В. Докшин

Источник

06.08.2017

5 июля в Музее истории ГУЛАГа состоялась презентация результатов опроса, который проводили совместно ВЦИОМ, Фонд Памяти и Музей. Опрос, прошедший в 80 регионах, 500 городах и сотне сел России, был посвящен памяти о сталинских репрессиях и обнажил много интересного про нас.

Проект «Мой ГУЛАГ», представленный после оглашения результатов опроса — одновременно и контрапункт им, и документальное подтверждение. 

Памятник жертвам массовых репрессий «Стена скорби» будет открыт в Москве 30 октября.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Эти двери музею передала ФСИН, их собирали по всей стране, например, одну из них привезли из саратовской городской тюрьмы, в которой от болезни и голода умер генетик Николай Вавилов. Однако имен огромного количества людей, умерших за этими дверьми, никто не знает.

6% респондентов, принявших участие в опросе, ничего не знают о судьбе своих репрессированных родственников. Хорошо знают о судьбе родных, попавших в лагеря, только 9% опрошенных.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Часто репрессированные оставляли «письма» на том, что было под рукой. Например, на строительных материалах, из которых строили бараки или дома. Кому писали такие послания, трудно понять — ведь понимали, что дом разберут нескоро, если вообще разберут. Наверное, нам еще предстоит получить много посланий из прошлого.

Порядка 16% опрошенных ВЦИОМом считают, что репрессированные сидели «за дело». Но подавляющее большинство (68%) все же уверены, что репрессии были несправедливыми. Меньше всего иллюзий у самого старшего поколения, только 9% полагают, что сажали «за дело». А среди молодежи от 18 до 24 лет вдвое больше тех, кто полагает, что репрессии были справедливыми: таких 18%.Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Детские игрушки делали престарелые или инвалиды, словом, те, кто не мог наравне с остальными трудиться. Доход от их продажи поступал в казну лагерей. Согласно результатам опроса, уроки истории в школе и вузах занимают только шестую строчку в рейтинге источников информации о репрессиях. Каждый четвертый школьник или студент в России ничего не слышал о сталинских репрессиях.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

На фотографии Людмила Садовникова, руководитель студии визуальной антропологии и автор проекта «Мой ГУЛАГ», который с 2013 года создает уникальный видеоархив воспоминаний. Записано уже более сотни сюжетов. Бывшие узники лагерей, дети расстрелянных родителей, дети, рожденные в лагерях, отнятые у родителей и нашедшие свои семьи спустя десятилетия, и даже работники системы НКВД рассказывают о том, что такое ГУЛАГ.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Сотрудники рассказывают историю: мимо музея ГУЛАГа проходила молодая пара. «А кто такой этот Гулаг?» — спросила девушка своего кавалера. Тот растерялся, но, на его счастье, рядом оказались сотрудники музея. «А это известный художник ХХ века», — пошутили они. «Да, точно! Я был на его выставке в прошлом году». Пару догнали: «Извините. Мы пошутили, пойдемте. Мы расскажем вам про ГУЛАГ».

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Жизнь в лагере настолько меняла людей, что, выйдя из него, они не могли узнать себя в зеркале. Иногда они даже здоровались со своим отражением, принимая его за другого человека. Эти маски помогли женщинам на Ямале сохранить здоровье. Их шили, чтобы сохранить лицо во время работы при низких температурах. Согласно опросу, общество раскололось надвое в том, как оценить репрессии. Что это было: вынужденная мера или преступление? 49% высказались за то, что репрессии ничем нельзя оправдать. 43% посчитали, что репрессии были вынужденной мерой, которая позволила Сталину обеспечить порядок в обществе.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Монумент жертвам массовых репрессий «Стена скорби» работы Георгия Франгуляна будет открыт 30 октября в Москве, на пересечении проспекта академика Сахарова и Садового кольца.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Режиссер, член Совета Фонда Памяти Павел Лунгин говорит, что этим монументом «мы должны сказать себе, что мы были жестоки и несправедливы друг к другу, что память о невинно убиенных живет в сердце и что больше это не повторится». «Очень часто нам гордость заменяет память», — говорит он.

Карта лагерей системы ГУЛАГ. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Почти каждый четвертый сказал, что сажали самых сильных, умных, цвет нации, тех, кто мог пойти против курса. Следом в опросе идут враги народа, предатели и заговорщики (24%). Затруднились ответить 8%.

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| «Пожалуйста, найдите дело моего отца и дайте мне правдивый ответ»
| Благодарности-2017
| Историческая политика в России: почему она разобщает, а не объединяет
| Мемориальские хроники. Июль 2017
| «Осужденным к расстрелу рубили головы топором...». Зачем Сталин устроил Большой террор и утопил страну в крови?
| Без отцов и Дмитриева. Сироты Сандармоха вспоминают расстрелянных родственников
| «В 1930-е годы люди ещё помнили, как жили до революции». Историк Сергей Шевырин о мотивах Большого террора
| Акция памяти жертв Большого террора прошла в Перми
| Стыдные вопросы про 1937 год. Что такое Большой террор? Для чего были нужны репрессии? Сталин лично отдавал приказы о расстрелах?
| Навязанная любовь

blog comments powered by Disqus