Стертые лица


Источник

12.03.2017

В 1930-е годы лица с групповых снимков удаляли десятками: неугодное прошлое нещадно вымарывалось. Помимо ретуши, использовались и более грубые технические приемы: фотографии репрессированных заливали тушью, заклеивали газетной бумагой.

Чтобы я не разревелся, она дала мне ножницы и велела кромсать семейные фотографии. Ставила крест на лицах, которые надо вырезать, это были враги народа, и я их аккуратно вырезал. Что-то у нас оказалось подозрительно много знакомых врагов народа.
После моей обработки фотографии выглядели презабавно. Вот, например, большая групповая фотография, ряды проглотивших аршин мужчин и женщин, надпись: «Учительская конференция 1935 года». А в этих рядах теперь, после моих ножниц, – пустые дырки в форме человеческих силуэтов, словно не люди были, а привидения. Все они оказались врагами народа, теперь их уж нет, их надо забыть.
А. Кузнецов. Бабий Яр

Сталинские репрессии драматическим образом изменили жизнь советских граждан, не только заставив многих переживать трагедии лагерей, ссылок и расстрелов родственников и друзей, но и вынуждая расставаться со своим прошлым, бояться его.  

Поэтапное раскручивание маховика репрессий можно отследить по тому, как с фотографий в официальных публикациях постепенно пропадали партийные руководители. Сами снимки оставались теми же, но искусство ретуширования и фотомонтажа позволяло новоявленным «врагам народа» исчезнуть с искаженных копий. В 1930-е годы лица с групповых снимков удаляли десятками: неугодное прошлое нещадно вымарывалось. Помимо ретуши, использовались и более грубые технические приемы: фотографии репрессированных заливали тушью, заклеивали газетной бумагой.

Частные фотоальбомы также подвергались цензуре –  с их страниц исчезали лица  родственников и друзей, осужденных по 58-й статье. Причиной был страх: как бы совместная фотография с близкими, ставшими “врагами народа”, не послужила поводом для обвинения в сопричастности к «измене Родине». Лица выцарапывали, закрашивали химическим карандашом или просто вырезали. На снимках меняли детали: регалии, одежду, окружение. 

В архиве Мемориала хранятся следы подобной цензуры. Здесь некоторые из них.

Алексей Вангенгейм, основатель и первый руководитель метеорологической службы СССР. Арестован в январе 1934 года, получил десять лет лагерей за обвинение в «шпионаже». 9 октября 1937 года расстрелян в Сандармохе.

Фёдор Андреевич Макшеев, генерал-майор, военный писатель. На фотографии заретушированы все военные регалии.

Из агитационного альбома чекиста.

Елена Алексеевна Стройкова вырезала с фотографии своего мужа, Михаила Макаровича Стройкова. Он переживет три ареста, защиту диплома в стенах Бутырской тюрьмы и будет расстрелян 13 августа 1938 года в Севвостлаге.

Николай Акимович Гаппоев, секретарь РК ВКП(б). Расстрелян 23 февраля 1938 года в окрестностях г. Петрозаводск. Посмертно реабилитирован.

Фотография со Степаном Павловичем Кармановым. 1924 г. Карманов Степан Павлович, заместитель начальника Военно-строительного управления РККА. 30 сентября 1941 года приговорен к расстрелу военным трибуналом по обвинению в халатности. Посмертно реабилитирован.
Фотография со Степаном Павловичем Кармановым. 1924 г., сохранившаяся в целости.

Прокопий Зубарев, заместитель наркома земледелия, вместе с сослуживцами. Москва начала 30-х гг. 15 марта 1938 года он будет расстрелян, а затем удален с фотографии вместе с другими коллегами, разделившими его участь. 



Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Пермский «Мемориал» представил новую базу данных «Жертвы политического террора в СССР»
| Фотоархив «Мемориала»
| Интервью с Яном Рачинским об обновлённой базе
| Памятнику литовцам, который установили в Кудымкарском районе, придумали название
| Спасите ваши души
| Вестник «Мемориала». Ноябрь 2017 г.
| Плюнуть негде, кругом стукачи! Повседневная жизнь советских диссидентов
| Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков в рамках Всероссийского урока по правам человека проведет публичную лекцию «Права человека в современном мире»
| Генрих Бёлль и советские «диссиденты». Константин Азадовский о российских связях немецкого писателя
| «Почему, когда он умер, за ним шли люди и рыдали?» «Стена» и «Красная душа»: два фильма о Сталине и рабской психологии

blog comments powered by Disqus