Исторический раздел:

От чего вздрагивают родители новобранцев? Трагедии в армии приобрели системный характер


От чего вздрагивают родители новобранцев? Трагедии в армии приобрели системный характер

Середина августа. В военкоматах затишье. И будущих призывников никто не будит по утрам стуком в дверь, провозглашая: «Откройте! Вам повестка». Зато родители военнослужащих вздрагивают от телефонных звонков, боясь услышать тревожную весть из армии.

Однако начнём всё же с напоминания о том, как закончилась нынешняя весенне-летняя призывная страда. Наряд на весенних новобранцев был почти в2 полтора раза ниже прошлогоднего: три тысячи против пяти тысяч. И всё равно напряжение, с которым работал краевой военкомат и его районные и городские отделы, было огромным. Я это видела сама, будучи членом краевой призывной комиссии. Тем более неожиданным оказался итог: Пермский край к 15 июля не только выполнил, но и перевыполнил задание Генштаба.

«КОСИТЬ» НЕ МОДНО?

План призыва выполнен и перевыполнен, главным образом – за счёт сельских ребят. «Косить» от армии для них становится немодным. Видя, какая безработица царит вокруг, и понимая, что после окончания школы или профессионально-технического училища они не смогут устроиться дома хоть на какое-то приличное место, многие парни воспринимают военную службу как социальный лифт, где и денежное довольствие теперь высокое – две тысячи рублей в месяц, и потом на «гражданке» можно устроиться на работу в полицию или другие силовые структуры.

ОХОТА ПУЩЕ НЕВОЛИ

Ради перспективы попользоваться «социальным лифтом» кое-кто из призывников скрывает от военкоматовских врачей даже собственные «непризывные» болезни. Некоторых из таких «патриотов» специалистам краевой военно-врачебной комиссии удаётся завернуть обратно ещё на стадии контрольного медицинского обследования, которое призывники проходят на краевом сборном пункте. Но кто-то всё же просачивается по недосмотру в воинские части. И эти «кто-то» становятся настоящим горем как для их командиров, так и для самих себя и своих родителей. Кому на пользу, если солдат с ослабленным здоровьем (а болезни, как правило, обостряются в экстремальных условиях) почти всю службу проводит на госпитальных койках? «Больные призывники часто становятся в армии объектом для издевательств, как со стороны офицеров, так и сослуживцев. Им всячески препятствуют в предоставлении медицинской помощи, доводя до отчаяния и критического состояния. Подобными преступными действиями заболевших солдат пытаются заставить продолжать полноценно выполнять боевые задачи», – утверждает юрист-правозащитник Максим Бурмицкий. Это видно и по обращениям матерей военнослужащих в общественные правозащитные приёмные.

ПНЕВМОНИЯ – БИЧ СОЛДАТ

Настоящим бичом для ослабленных (да и не только) новобранцев стала в последние годы пневмония. «Пермские новости» много раз писали о массовых заболеваниях ею то в одной части, то в другой. Чаще всего это случается в военных частях, расположенных не на территории Пермского края. Но вот совсем недавно, 2 августа, умер 20-летний солдат Артур Рамазанов, служивший в авиационной части, дислоцированной в посёлке Сокол Пермского района.

Артур был призван в середине мая из города Магнитогорска Челябинской области. И служил-то он, казалось бы, на очень хорошей, по сути – гражданской, должности – сварщиком. Это не в окопах сидеть в любую непогоду. Но, как говорит мама Артура Роза Рамазанова, сын ещё в учебке начал, как и многие его сослуживцы, кашлять. Не учитывая состояния солдат, военные медики поставили им прививки от… пневмонии.

Именно после этой прививки, утверждает Роза Рамазанова, её сын начал жаловаться на ухудшение здоровья. Никто не обращал внимания на его состояние ни в учебке, ни в части, расположенной в посёлке Сокол, куда его направили после учёбы. Только когда Артур упал в обморок, его поместили в медчасть, а потом перевезли в госпиталь. Но было уже поздно. Это был единственный ребёнок Розы Рамазановой.

А ВЗРЫВЫ ВСЁ ГРЕМЯТ

И, конечно, сердца солдатских матерей не могут не вздрагивать от очередного сообщения о взрыве боеприпасов на каком-нибудь из многочисленных полигонов. А сообщения поступают чуть ли не ежемесячно. Последнее пришло 7 августа из Кузбасса. Там во время зачистки полигона военной части № 02070 от неразорвавшихся боеприпасов был тяжело ранен рядовой Василий Шупарский. Ранения меньшей тяжести получили ещё трое военнослужащих.

2 мая 2012 на военном полигоне в посёлке Мулино Нижегородской области при разгрузке боеприпасов, предназначенных для уничтожения, произошёл взрыв, в результате которого несколько военнослужащих 9-й отдельной мотострелковой бригады погибли, ещё несколько получили ранения различной степени тяжести.

А вот печальная хроника прошлого года

11 марта на Донгузском полигоне в Оренбургской области при подготовке к уничтожению партии устаревших снарядов произошёл самопроизвольный взрыв. В результате один военнослужащий по призыву погиб.

6 апреля 2011 года на центральной базе хранения, утилизации боеприпасов в населённом пункте Кадинка (Липецкая область) произошёл пожар и взрыв, погибли четыре человека.

26 мая 2011 года начался пожар на открытой площадке хранения боеприпасов на военном арсенале около посёлка Урман в Иглинском районе Башкирии, что привело к взрывам снарядов. Пострадали 12 человек. В посёлке сгорело 40 строений, из них 14 – жилые дома. 1 925 человек эвакуированы.

В ночь на 3 июня 2011 года на 102-м артиллерийском арсенале в Удмуртии произошёл пожар, сопровождавшийся взрывами снарядов, который удалось полностью ликвидировать только 5 июня. Погиб один военнослужащий, пострадали 100, из них более 40 госпитализированы. Всего за медицинской помощью обратились свыше 2 тысяч человек. Более 28 тысяч человек были эвакуированы из посёлков, прилегающих к военным складам.

23 августа 2011 года на полигоне Ашулук в Астраханской области при проведении работ по закладке боеприпасов на одной из площадок по утилизации произошёл взрыв. В результате взрыва погибли восемь военнослужащих, около десяти получили ранения.

ЧЕРЕПАШЬИМИ ШАГАМИ

Матери солдат, проходящих службу на полигоне Цугол, направили письмо Президенту РФ с требованием не привлекать призывников к утилизации боеприпасов. Под письмом, помещённым в Интернет для открытого доступа, подписались не только матери, но и правозащитники, в том числе пермские. Ответ Министерства обороны, как всегда, обтекаемый: проверим, улучшим, накажем…

А вот что написал советник уполномоченного по правам человека в РФ Михаил Давиденко после посещения в июне полигона Ашулук, расположенного в Астраханской области.

–…Одной из основных причин случившихся трагедий является: во-первых, привлечение к этим опасным работам военнослужащих по призыву; во-вторых, крайне низкая их подготовка в части проведения всего комплекса мероприятий по утилизации боеприпасов и соблюдения мер безопасности.

Поскольку эти трагедии приобрели фактически системный характер, уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В. П. Лукин 5 июня с. г. направил обращение заместителю Председателя Правительства Российской Федерации Д. О. Рогозину с предложением обсудить на совещании с участием представителей Минобороны России и ряда других ведомств, а также представителей военной промышленности и правозащитных организаций, проблемы хранения и утилизации боеприпасов, в том числе промышленным способом.

Кроме того, сообщает Михаил Давиденко, подготовлен проект обращения в Государственную думу с предложением провести парламентское расследование в части обеспечения безопасного хранения и утилизации боеприпасов и правовой основы привлечения к работам по утилизации боеприпасов военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.

Это, конечно, правильно: и обсуждать надо, и в Думу обращаться. Но разве само Министерство обороны не понимает, как опасно промедление решения этой проблемы? Сколько осталось до следующего взрыва? Месяц? Неделя? День?

17.08.2012
Ирина КИЗИЛОВА

 

Записей не найдено.

Поделиться:

Также рекомендуем прочитать:
| Война началась в 1935-м, чтение "Майн кампф" обязательно. Учебники разных стран о Второй мировой
| В Иркутске установят памятник жертвам политических репрессий
| Суд над правозащитницей Натальей Горбаневской по обвинению в антисоветской деятельности, СССР, 1970
| Последнее «дело» Сталина. Как убивали советских врачей
| Ингушетия стала участником исторического проекта "Мой ГУЛАГ"
| Ужесточить правила призыва? А зачем?
| «Моего отца расстреляли второй раз». Дочь репрессированного подала заявление в полицию после пропажи мемориальной таблички «Последний адрес»
| Стукач у стенки
| Дневник из ГУЛАГа с легкостью противостоит злу. Перевод статьи The New York Times о дневнике узницы ГУЛАГа, изданном благодаря обозревателю «Новой» Зое Ерошок
| С клеймом и волчьим билетом