Исторический раздел:

"Земля рождения, земля судьбы". Воспоминания Крюк Тамары Афанасьевны


Земля рождения, земля судьбы.

И для меня бы не было России
Без маленькой деревеньки моей.

Малая моя Родина! Родной мой край, раскинувшийся неброско и величаво, вдоль
исторического пути "Сибирского тракта". Обросший в летнюю пору буйно и плодовито,
конским щавелем и чертополохом... Закрой глаза на минутку, и ты услышишь, как
ранней весной, сквозь дрямь и гнилой летошний наст, где только лежал снег, с великой
мукой неустанного своего труда пробивается к свету и к жизни нового дня, молоденькие
зеленые язычки... Там, где казалось, остался один прах, и земля начисто погублена, давно
непаханых полях. Не осталось ни праха, ни воспоминаний о тех, кто пытался возродить
землю к жизни, кто пытался помешать народу в его историческом движении, - все сгнило
в вековечной безымянности...

Но крепок и неискореним уцепившийся в глубокой земной толщи корнями,
зовущийся бессмертным цветок; он выжил там, где лютовая все уничтожающий огонь и
где царствовала на своем страшном пиру смерть. Но жизнь продолжается, она не убиенна
от того, что Собянины, Опарины, Мартюшевы, Чагины, Подосеновы, украшали эту
землю своими трудами и сами легли за нее.

Народ как вечное древо жизни, как вечны родниковые ключи, которые по-
прежнему бьют из земли, и поят своей свежей водою редких путников приезжающих
изредка на экскурсии, да рыбаков и охотников из других селений.

Так и мы, оставшиеся и помнившие свое прошлое, прошлое своей малой родины,
должны оставить потомкам хотя бы воспоминания о тех местах, где родился и жил
человек.

На трех холмах,
На четырех ветрах,
В краю таежном,
Посреди Урала.
Над рекою синей
Стояло село
И отражалось в веках.

Вот в этом селе - деревне Семи-Сосны или по ранним письменам Сысоевка
выселок, в конце сороковых годов, двадцатого века - я родилась.

Историческая справка.

Сысоя Собянина выселок на р. Вишерке, Ныробской волости, находится
в соседстве деревни Семь-Сосен. Условия жизни те же, что и в Семи-Соснах.
Двор один, в нем жителей обоего пола 5 человек.

Семь-Сосен или Сысоевка выселок на р. Вишерке, приток р. Колвы.
Начало поселению положили выселенцы из деревни Деминой Ныробской
волости, от обл. правления 22 версты, от уездного города 54 версты,
старообрядцы - Опарины в 90-х годах 18 столетия.

Земледелие почти не развито, главенствуют промыслы охота на лесную
дичь, рыбная ловля в Чусовском озере в 10 верстах от выселка и заготовка леса на сплав и перевозка кладей из Чердыни на Еловскую пристань. В 1909 году было 2 двора в них жителей обоего пола 8 человек. Позже здесь жили раскольники, переселенцы в 12 дворах 26 мужчин, 28 женщин.

От церкви,  школы,  волостного правления   13  верст,  от управления городского 97 верст.

(сообщение земского гласного АЛ. Пешехонова 1910 г.)

Существует еще одна легенда возникновения деревни.

Когда...

Когда Екатерина Великая решила инспектировать свои владения вплоть за Урал в
Сибирь. Силами пленных австро-венгров стали строить трак, для санного пути, среди
дремучего леса. Дорога была длинная, дело было зимой, императрице и ее свите
приходилось останавливаться в малочисленных селениях на постой, а иногда в лесу. Вот
для таких стоянок и строили сторожки, баню. На берегу озера Чусовского было
построено несколько бань для царицы и ее свиты. Название "Бани" осталось за
населенным пунктом до сей поры.

Русские мужики с д. Фадино были специально привезены для досмотра за
хозяйством бань и избушек, на всем пути следования царицы. Вдоль всего тракта в
последствии возникали селения, во многих из них селились старообрядцы, в основном
бежавшие с Новгородской земли. В последствии этот тракт получил название
"Сибирский тракт", так как по нему гнали ссыльных в Коми и Сибирь. В 70-х годах 20-го
столетия он получил название "Бам" в районе Чусовского отделения, по нему вывозили
лес к речке Вишерке для сплава.

В 19 веке этим трактом в основном пользовались Чердынские купцы. Которые в
зимнее время закупали и вывозили дичь и пушнину или меняли их на соль у местного
населения. Состав населения коми и русские.

Вот на одном из холмов, недалеко от тракта на бывшем выселке Сысойково
селились семьи староверов, сбежавших из селения Ларевка, на речке Ларевка, притоке р.
Вишерки. Потом к ним подселились другие семьи, бежавшие из других мест великой
России, преследуемых за веру. Жили рыбалкой и охотой. В последствии стали
землепашествовать.

Свое поселение староверы называли Сысойкова деревня по имени Сысоя первого
жителя. Избы староверов топились по черному, лишь потом стали ложить русские печи.

До революции здесь жило всего три семьи - Собянин Егор Сысоевич, Опарин Петр
Максимович с сестрами Марией Степанидой, Носова Ксений - "Семениха" с сыном
Тимофеем.

После революции 1917 г. сюда сгоняли недовольных советской властью, а в 30 годы
стали свозить раскулаченных со всей России. Первую партию привезли осенью на барже
1932 г. Высадили на высоком берегу р. Вишерки, прямо в тайгу, в километре от
старообрядческого селения. Люди были вынуждены рыть землянки, чтобы перезимовать.
Многие в ту зиму умерли от голода и холода. Весной, со второй партией выселенных,
привезли пилы и лошадей, зерно для посева. Раскулаченные стали пилить лес и строить на холме жилье, корчевали пни под пашни. Заготовляли лес, а зимой на волокушах вывозили в г. Чердынь. Через год был построен кирпичный завод, печи из этого кирпича стояли до 90-х годов 20 столетия. Известковый камень возили из д. Рожнево Ныробской волости, а тут обжигали. Засевали поля рожью, овсом, садили огороды, разводили скот.

С/хоз артель "Хлебороб", которая была в 1932 г. стала колхозом с этим названием.

Поселок получил название Семь-Сосен, так как на берегу стояла сосна, из корня
которой росло семь сосенок - по преданию старожилов. Так на двух холмах разрасталась
деревня - "Выселки" звали один околоток, "Староверы" другую. А по документам
закрепилось название д. Семи - Сосны Ныробской волости (в последствии Ныробского
района).

Два поселения разделял родник с очень студеной водой. Но старообрядцы не
позволяли пользоваться этим родником высланным, чтобы те не оскверняли воду.
"Выселки" пользовались водой с речки, позже родником вытекающим из леса с третьего
холма. В нем вода была не такая холодная. В голодный 33 год, очень много переселенцев
умерло.

Постепенно староверы прониклись уважением к соседям за их трудолюбие,
приветливость, понимая, что не по своей воле те были вынуждены налаживать жизнь в
этих, часть совершенно отличных для них мест. Многие сосланные были с Украины,
Крыма, Белоруссии. В деревне звучали разные наречия, смешивались обычаи и уклады
жизни. Создавались новые смешанные семьи. Но переселенцы все равно думали о своей
малой родине, ждали годами разрешения на выезд в свои родные места. В деревне
появилась 2-х классная школа, потом начальная, кооперативный магазин, который
просуществовал до 80-х годов. Колхоз сдавал госпоставки. В селе до войны было 80
домов.

В колхозе "Хлебороб" развивалось животноводство, но поля пахали на лошадях и
только перед самой войной (ВОВ) появился трактор, сеялка, веялка. Муку возили молоть
на Фадино или мололи вручную.

Только староверы по-прежнему обрабатывали единолично свои клочки земли. Одно
самое большое поле до сих пор зовут "Семенихиным" по имени его владелицы -
Семеновны, которая вела свое хозяйство с двумя сыновьями-богатырями. Она им долго
не разрешала жениться, нужны были крепкие руки в хозяйстве, да и невесты в округе
были другой веры.

Внизу этого поля было кладбище. В последствии оно разрослось в гору до
Сибирского тракта вплотную. Там до сих пор хоронят людей с п. Чусовское, часть
кладбища заняло "Семенихино поле". Во время войны, молнией сожгло 4 сосны, но три
из них так и росли до конца 70-х годов 20 столетия, пока чья-то безжалостная рука
заезжих туристов не срубила еще 2 сосны, осталась одна, по-прежнему напоминая,
почему деревня получила свое название.

Возле этой сосны особо, среди по-старушечьи подвязанных косынками серых
крыш, выделялась устало уткнувшаяся тоскливыми маленькими глазищами в землю
избушка, в которой жила вдова - Матрена. Ее поле было в логу, корчевать лес было
некому, муж погиб в гражданскую войну в бою с Колчаком в д. Коми-Березовка. Этот
лог до сих пор зовут «Матренин», подступы к нему стали топкими. Сейчас этот лог,
поскотина и развалившийся дом, заросли малинником и Иван-чаем. Выше этого дома на
пригорке стоят великаны кедры как бы перекликаясь с кедровой рощей с холма
Сысойкова выселка. Их шишками лакомятся жители п. Чусовское, а под кедрами
собирают борового масленника и белые грибы. В этом месте речка делает крутой изгиб
и образовывает великолепный плес, который служит излюбленным местом купания
отдыхающих. А луг этого плеса долгое время служил сенокосным угодьем колхозу, а
потом частникам его выделяло лесничество.

В 1937 году в С.-Сосны привезли осужденных по 58 статье (продолжались
сталинские репрессии). Осужденные стали строить лесные лагерные пункты -
сокращенно ЛП. Чуть выше деревни в 2-х км. командировка "Новый путь", сгоревший во
время войны "Максимо" и на третьем холме д. С-Сосны. Лес вокруг командировок и дальше

вдоль тракта вывозился и разделывался на берегу речки недалеко от д. Фадино на

командировке "Капитанская", которая просуществовала до 1952 года.

Во время войны в этих лагерях размещали "трудармейцев" - лица немецкой
национальности с территории Поволжья, Украины, Крыма. Молодых девушек забирали в
так называемые "трудовые лагеря" без права переписки с родными. Они наравне с
осужденными пилили, и вывозили лес.

Так третий холм стал заселяться. Его назвали Чусовское отделение (по озеру
Чусовское). Трудоармейцы утром и вечером отмечались в командировке, вплоть до 1954
года (до смерти Сталина). Паек им выдавали по результатам норм выработки
лесозаготовок. За невыполнение плана нечего не получали, кроме пустой баланды. Им
приходилось подрабатывать у местного населения, которые и сами жили впроголодь.
Поначалу меняли вещи. Вместе с немцами работали девушки из колхоза, которых на
зиму отправляли на лесозаготовки. После войны ни немкам, на раскулаченным долго не
разрешали выезжать на родину. Но молодость брала свое - рождались новые семьи из
числа репрессированных и местных жителей. Лагерные поселения разрастались.

Вскоре поселок на холме прозвали "Немецкой слободой", а по документам
Чусовское отделение.

Созданные еще до войны лесхозы охотно пользовались бесправным трудом
трудармейцев. Их селили в общие бараки, часто почти не отапливаемые, а колхозники
могли наведываться домой, и питались домашней пищей. Лес пилили вручную, вывозили
с делянок на волокушах с помощью "дрына". Только после войны появились пилы
"Дружба".

Еще до войны в д. С-Сосны приплывали баржи, а потом в большую воду завозили
продукты на весь год. Складировали в большие склады (типа амбара) на сваях, возле
реки на возвышенности, в недосягаемости в половодье. Один такой склад сохранился до
2003 года, как пожарный сарай, и склад с горючим для лесничества.

Посреди деревни до войны стояла пожарная вышка, с нее дежурные следили за
возгоранием окружающего леса. Жители д. С.-Сосны и окрестных селений ездили по
речке на лодках- плоскодонках на веслах в соседние селения: д. Ларевку, хутор Бани,
в д. Коми-Березовку, д. Васюково, о. Чусовское (где ловили рыбу), в д. Фадино,
п. Ныроб. чаще ходили пешком, особенно на войну. Лошади нужны были для фронта и
на лесозаготовках. В деревне была большая колхозная конюшня - компарк.

Радиоточки в деревне не было, только в лагере переносной коммутатор. После
войны появился медпункт. В 1951 году в 2-х км. от деревни, на расчищенном лесоучастке
(лес выпилили в войну), на высоком холме сделали аэродром (летал трех местный
самолет). До него добирались на лодках, лошадях по Сибирскому тракту, пешком.

В 50-60-х годах от Ныроба до С.-Сосен курсировал раз в неделю катер "Чкалов".
Только в 60-х у жителей появились моторные лодки из алюминия и мотора типа
"Ветерок", "Стрела", в 70-х годах "Москва", в 80-х "Вихрь" - это было верхом скорости.

Магазины после войны называли "Сельпо", потом "ХРТО", товар продавался
смешанный - промышленный и продуктовый.

Помню, что в 1974-76 г., мы на лыжах часто специально ездили за 9 км. в д. С-
Сосны, с п. Головной, покупать ржаные и медовые пряники и конфеты в железных
коробочках "Лампансье". Место вокруг С-Сосен было очень красивое, высокие берега с
земляничными  полянами,  огромные  поля,  сенокосные  угодья  на противоположном

берегу, большие заводи и плесы (в которых купались дети) окружали речку с двух
сторон. С холма "Немецкой слободы" в хорошую погоду видно п. Головной (Чусовское).
Зимой дети с удовольствием катались на лыжах (зачастую самодельных или охотничьих),
на санках, кованных в местной кузнице.

В 1949 году руководство лагеря перевели в п. Головной, земли окончательно
перешли колхозу. В 1960 году колхоз закрыли, и все земли стали принадлежать
Вишерскому лесничеству, которое в 1998 году перевели в п. Чусовское. Деревня до 2000
года продолжала радовать глаза своими красивыми окрестностями. В ней оставалось 2
домохозяйства работников лесохозяйства. Поля стали сенокосными угодьями чусовлян.
Последними уехали из деревни сторожилы Собянины - Леонид Иванович с женой
Галиной. Леонид Иванович долго был лесничим, а после войны председателем колхоза
вплоть до закрытия его. Их дом сгорел в 200 году по вине бомжа. Оставшиеся дома
служили укрытием сенокосчикам рыбакам, охотникам.

С 2000 года на этих холмах сейсмические партии вновь, после 1970-71 гг. начали
вести бурения скважин, искали нефтеносный купол, в районе Чусовского тоже бурили. С
конца 1970 г. в районе л/п "Новый путь," на месте бурения, десять лет горел газовый
столб, пока его не законсервировали каким-то японским порошком.

Геологическими партиями, в районе территории Чусовского с/совета, было найдено
много полезных ископаемы, чуть не вся таблица Менделеева.

Когда только начиналась подготовка к народно-хозяйственному проекту "Тайга" в
1969 г. планировалось большое судоходство по древнему 19 столетия, водоканалу по р.
Вишерке до самой Коми АССР на Якшу. Должны были вестись разработки нефти, угля,
солей. Но после неудачного ядерного взрыва, в марте 1971 года в районе Васюков, все
надолго заглохло, аж на 30 лет. за это время вокруг лес пригодный для лесопиления
выпилили, вахтовыми методами его вывозили с границы Коми АССР, подбирали
недопил в лесоучастках военной поры, в основном хвойных деревьев, так как березовый
лес был нужен в войну для строительства самолетов. Молевого сплава не стало,
лесничество перевели, жители выехали, деревня прекратила свое существование. Сейчас
в 2005 г. в этом красивом и богатом прошлым месте пытаются создать скит для мужчин.

В далеком 18 веке сюда бежали верующие люди и вновь люди веры заселяют эту
землю. Не зря гласит народная мудрость: "Свято место пусто не бывает". Человек должен
жить на земле и украшать ее своим трудом. Да и могилы предков должны быть под
присмотром.

За нетронутой кромкой лесов,

На излучине тихой реки,

Средь заросших полей и лугов

Деревенька старушка стоит.

Оперлась на сосенку-клюку,

Смотрит, щурясь сквозь дымку полей,

Много горя, хватив на веку,

Умирает вдали от детей...

Я не раз в своих воспоминаниях упоминала деревню Ларевку. Первое упоминание о
ней датируется 18 веком.

Название свое, деревня получила по имени первого жителя, жившего еще раньше -
Ларю.

 

Историческая справка.

Охраняемыми объектами по соляному карсту - считается группа
уникальных Еловско-Ларевских соленых озер, а также соляные
водоисточники. На высоком берегу речки Ларевки, с очень холодной водой (в
нее впадает много ключей), притоке речки Вишерки расположена бывшая
деревня Ларевка.

В 1911 г. учеными здесь было обнаружено древнее жилье - деревянная
изба с очогом, наконечники стрел, каменные ножи, обтесанные камни, 3 века
до н.э. В этом месте в 1923 г. поселились 5 селений староверцев с д. Русиново,
они жили крестьянами середняками. Два года просили в Чердынской земской
управе они разрешение на пользование землей и угодьями. И наконец
заплатив нужную сумму за землю стали крестьянствовать. Через Ларевку
проходил Сибирский тракт "Государева дорога" до 1595 г. в Западную
Сибирь.

"Древний тракт!
Ты история Урала
К предкам сказочным
Мой поводырь..."

По этому тракту прошли изыскательные партии геологов в 1900 г., и
снова в 1970 г. В 1930 г. в д. Ларевка образовалась бригада Фадинского
комитета бедноты, в последствии колхоз "8 марта". 5 семений середняков
вместе с бригадой из 2-х семей из д. С.-Сосны, сдавали государству
госпоставки: 8 кг. - масла, 30 кг. - мяса, яйца, шерсть ( с одного двора), 12 кг.
масла в войну. Практически оставаясь голодными сами. После войны
председателем колхоза был Собянин Леонид Иванович, приняв этот пост от
отца.

Деревня Ларевка просуществовала до конца 60-х г. 20-го века.
Последняя семья Ермолова Ивана Даниловича переехала в Чусовское. Сейчас
там сенокосные луга и грибные места. Высокий берег зарос ромашкой.

Плывут туманы белые над кружевом дубрав,
И кажется особенным настой медовых трав.
Как сладок воздух Родины: дышу - не надышусь,
А в речке отражается ромашковая Русь.

Сейчас в 2005 г. в Ларевке живут 2 монаха из г. Березники, Борисовы Алексей и
Дмитрий. В 1.5 км. от деревни С.-Сосны вверх по течению есть местечко носящее
название "Горемыка", прозванное так за крутой, перекатный поворот. Здесь долго
мучились "Горе мыкали", гребцы на лодках - завознях с грузом по 6-8 гребцов. Здесь
было 2 дома на горе и склад Чердынский купцов. Перед войной здесь был лагерный
пункт, огороженный колючей проволокой. В войну тут складировали ружбалванку
(заготовки для ружья). Зимой их вывозили по санному пути на лошадях.

До сих пор сохранилась вышка охраны и полусгнившие столбы с колючей
проволокой. Место заросло лесом, в котором много грибов лисичек, которые собирали до
2004 г. чусовляне. На реке в этом месте, моторные лодки и катера замедляют ход.

Не доезжая до этого местечка "Горемыка" на левой стороне речки бьет ключ с
вкусной водой, рыбаки берут эту воду для ухи. Холм, на котором размещался лагерный
пункт, порос лесом, название осталось в преданиях некогда Чердынских купцов.


Обработка воспоминаний старожилов этих мест по записям 1968-85 гг.

Крюк Т.А.

 

Записей не найдено.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Возвращение имён продолжается
| 18-ое кладбище: ошибка или правда?
| МВД и КГБ Белоруссии ответили историкам: «В архивах нет информации о местах расстрела жертв репрессий»
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
Створ (лагпункт, лаготделение Понышского ИТЛ)
Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы
| Невольники XX века
| Власть скрывала правду
| Главная страница, О проекте