Исторический раздел:

Производственная деятельность Вишерских лагерей: потери экономические и социальные


М. В. Рубинов, к.и.н., доцент кафедры государственного управления

и истории гуманитарного факультета Пермского национального

исследовательского политехнического университета

Решениями большевистских руководителей во главе со Сталиным в места лишения свободы направлялись те, кто реально или потенциально противодействовал мероприятиям большевиков по построению социалистического общества. Важнейшая роль среди этих мероприятий отводилась форсированной индустриализации, то есть созданию объектов промышленности в кратчайшие сроки. Для проведения форсированной индустриализации проводилось насильственное изъятие ресурсов из деревни. Действительные или возможные противники коллективизации и других действий большевиков пополняли места заключения. Сама же система мест заключения была реорганизована таким образом, чтобы с ее помощью возводить промышленные объекты и решать другие задачи индустриализации. Типичным местом заключения стали лагеря, для руководства которыми в начале 1930-х гг. было создано Главное управление лагерей (ГУЛАГ).

Индустриализацию саму по себе не следует считать процессом, который наносит обществу ущерб. Создание новых промышленных предприятий и расширение действующих является необходимым условием для повышения благосостояния людей. Необходима индустриализация и для роста обороноспособности государства. Вопрос в том, кто принимает решения о строительстве и реконструкции предприятий и какими методами данные цели достигаются.

Индустриализация может  проводиться  несколькими  способами. В условиях рыночной экономики данный процесс может происходить либо исключительно за счет усилий частных предпринимателей, либо благодаря совместным действиям предпринимателей и государства. Роль предпринимательской деятельности в условиях индустриализации очень важна. В работах таких экономистов, как Б. Бруцкус, Л. фон Мизес, Ф. фон Хайек, и в работах других видных исследователей содержатся весомые доказательства, что только предприниматели способны получить знания о целях, к которым люди стремятся, и о средствах, с помощью которых можно наилучшим образом достичь этих целей. Без этих знаний невозможно организовать производственный процесс. С точки зрения указанных авторов, социалистические мероприятия, запрещающие или искажающие предпринимательскую деятельность, ведут к тому, что люди, занятые в производственном процессе, не могут определить, достижению каких целей должен служить производственный процесс и какие средства необходимы для организации производства с наибольшей эффективностью 1.

В условиях административно-командной экономики – крайнего варианта социализма – государство, проводящее индустриализацию, берет под контроль практически всю собственность и распределение ресурсов. Часть рабочей силы при этом может оставаться в той или иной степени свободной, но широко применяются и различные формы принудительного труда. Вместе с тем следует отметить, что фактически контроль над ресурсами в условиях сталинского режима был у партийных и хозяйственных руководителей, которые часто преследовали свои собственные интересы, торговались с вышестоящими органами за контроль над ресурсами и обменивались ими между собой. Данные явления ограничивали способность Сталина контролировать экономические процессы. Но если бы подобных явлений не было, советская экономика не смогла бы существовать 2. Все это было характерно и для экономики ГУЛАГа. В 1931 г. его служащие, ответственные за составление планов, указывали, что «ни один лагерь не поделится своими имущественными ресурсами (хотя бы и не нужными ему сейчас), пока не получит уверенность, что эти ресурсы не потребуются для его хозяйственной деятельности в будущем» 3.

Как показывают современные исследования, цели сталинской индустриализации во многом были ошибочными, масштабы – неоправданными 4. Тем не менее некоторые производственные проекты, осуществленные в годы сталинской индустриализации, могли быть реализованы и в условиях рыночной экономики. Поэтому важно изучить не только цели, но методы сталинской индустриализации, среди которых выделяется труд заключенных – крайняя противоположность предпринимательству и вольнонаемному труду.

Важной задачей, стоящей перед исследователями ГУЛАГа, является определение эффективности труда заключенных в сравнении с другими категориями неполноправного населения, а также с трудом советских вольнонаемных рабочих. Историки обращают внимание и на то, что вольнонаемные рабочие в сталинский период испытывали более или менее серьезные административные ограничения, в частности, при смене места работы. В своих исследованиях историки обращаются к методам, которые используются экономистами: под эффективностью понимается соотношение затрат и результатов, которое может быть представлено в виде различных показателей в денежном и натуральном выражении. Важный вклад в исследование эффективности принудительного труда внесли пермские историки А. Б. Суслов и С. А. Шевырин 5. Вместе с тем после ознакомления с их выводами можно сформулировать ряд вопросов. Насколько эффективнее можно было бы решить производственные задачи, аналогичные задачам, поставленным перед лагерями, с помощью предпринимателей и вольнонаемных рабочих? Только ли при использовании достаточно сложных механизмов проявляется неэффективность принудительного труда? Проявилась ли ущербность принудительного труда только в начале 1950-х гг. или она прослеживалась с самого начала форсированной индустриализации, когда широко применялся ручной труд и механизмы были проще в сравнении с теми, которые поступали в лагеря в начале 1950-х гг.?

Чтобы дать ответы на эти вопросы, необходимо сопоставить показатели производственной деятельности Вишерского исправительно-трудового лагеря и данные о вольно-наемном труде в промышленности Урала в конце ХIХ в. Для такого сопоставления есть весомые основания.

Лагерь на р. Вишере, на севере Прикамья, был основан в 1926 г. как Вишерское отделение Соловецких лагерей особого назначения (СЛОН). В 1929 г. на базе Вишерского отделения Соловецких лагерей было организовано самостоятельное Управление Вишерских лагерей особого назначения (УВЛОН), имевшее целый ряд территориальных подразделений, расположенных на обширной территории от г. Перми до северных границ современного Пермского края. Позднее Управление Вишерских лагерей особого назначения стало именоваться Управлением Вишерских исправительно-трудовых лагерей (УВИТЛ) 6. Большое количество заключенных ВИШЛАГа было занято на строительстве Вишерского целлюлозно-бумажного и Березниковского химического комбинатов. Впервые в истории страны труд лишенных свободы использовался в крупномасштабном промышленном строительстве. Другая часть лагерного контингента заготавливала лес. Воспоминания В. Т. Шаламова и документальные материалы свидетельствуют, что заключенные Вишерского лагеря, занятые на промышленных стройках, в 1929–1931 гг. получали продовольствие по сравнительно высоким нормам, были неплохо для того времени одеты. Условия размещения заключенных были более благополучные в сравнении с тем, как это обстояло в дальнейшем. Однако условия труда и быта лишенных свободы, занятых на лесозаготовках в верховьях р. Вишеры, были намного хуже 7. Вишерский и Березниковский комбинаты были построены в сжатые сроки. Таким образом, Вишерские лагеря, с точки зрения руководства ГУЛАГа, действовали успешно. Если удастся показать, что в сравнении с предпринимательством и вольнонаемным трудом на стройках конца ХIХ в. производственная деятельность Вишерских лагерей отличалась более высокими издержками, то можно будет распространить этот вывод и на остальные производственные проекты ГУЛАГа.

Масштабное промышленное строительство, которое велось в конце ХIХ в. на Урале, для сравнения выбрано по следующим причинам. Некоторые возводимые объекты по объему и характеру работ в период строительства можно сопоставить с Вишерским и Березниковским комбинатами. Географические условия в местах промышленного строительства были схожи с теми условиями, в которых спустя 30–40 лет схожие задачи решали заключенные ВИШЛАГа. Механизмы, которые использовали строители 1890-х гг., не должны были качественно превосходить уровень строительной техники, достигнутый к 1930-м гг. Схожесть применяемого оборудования и географических условий позволяет сравнить эффективность принудительного и наемного труда, оценить предполагаемые потери для экономики от использования труда заключенных. Правда, необходимо заметить, что рабочие в конце ХIХ в. не были полностью свободными. По сословной принадлежности многие из них были крестьянами, обязанными посылать деньги в свою деревню, чтобы участвовать в выкупных платежах. Но такие крестьяне сами решали, какую работу вне сельского хозяйства следует выбрать.

Может ли служить оправданием для использования принудительного труда в 1930-е гг. удаленность и малонаселенность мест промышленного строительства? Опыт индустриализации конца ХIХ в. дает отрицательный ответ на этот вопрос. Необходимо подчеркнуть, что тогда на Урале силами вольнонаемных рабочих были реализованы крупные проекты в промышленном и железнодорожном строительстве. Достаточно назвать такие предприятия, как Горнозаводская железная дорога, Чусовской металлургический завод, металлургические заводы на Вишере, построенные в тех местах, где впоследствии располагались территориальные подразделения Вишерских лагерей. Этими предприятиями список построенных в глухих уголках заводов далеко не исчерпывается.

Заказчики строительства предприятий обычно предпочли бы, чтобы предприятия были возведены в сжатые сроки. Чем скорее будет возведено предприятие, тем скорее оно начнет производить продукцию, которая нужна заказчику. Поэтому долгие сроки строительства нежелательны и для социалистических руководителей, и для предпринимателей. Как известно, Вишерский целлюлозно-бумажный комбинат был построен примерно за 1,5 года (в течение 1930–1931 гг.), Березниковский химический комбинат приблизительно за 2 года (в течение 1930–1932 гг.). Правда, есть сведения, что на проектную мощность Вишерский комбинат вышел только в 1953 г. 8. Но короткие сроки строительства не были исключительным преимуществом лагерной экономики. Следует напомнить о строительстве Надеждинского завода Богословского акционерного общества: «Его постройка в глухой, девственной тайге на севере Урала поразительна по темпам строительства: закладка завода произведена 29 мая 1894 г., первая домна задута 16 августа 1896 г., а к 15 сентября этого же года была прокатана первая партия рельсов...» 9

Многим известны слова В. Т. Шаламова об экономической стороне деятельности Вишерских лагерей, узником которых ему довелось побывать: «Было опытным путем доказано, что принудительный труд, при надлежащей его организации (без всяких поправок на обман и ложь в производственных рапортичках) превосходит во всех отношениях труд добровольный». Чтобы подтвердить или поставить под сомнение эту оценку, необходимо сравнить производительность труда заключенных ВИШЛАГа с соответствующими показателями, характеризующими труд вольнонаемных рабочих до революции.

Среди объектов, где были заняты узники ВИШЛАГа, для сравнения с дореволюционными стройками следует выбрать строительство Вишерского ЦБК, поскольку его возведение было приоритетной задачей для руководителей лагеря. Вишерский комбинат предполагалось оснастить передовым для своего времени оборудованием, рассчитанным на производство в крупных масштабах. Следовательно, возведение данного предприятия требовало значительных затрат труда, но в то же время должно было привести к выпуску большого количества продукции. При этом сведения о строительстве и производственной деятельности Вишерского ЦБК можно обнаружить в источниках в большей мере, чем сведения о других направлениях производственной деятельности ВИШЛАГа. На Урале в конце ХIХ в. передовыми по своим технологиям и по масштабам деятельности предприятиями были объекты металлургии. Именно поэтому необходимо сопоставить производительность труда строителей, возводивших эти объекты, с аналогичным показателем, который характеризует труд строителей Вишерского комбината. Показателем в денежном выражении, на основании которого можно провести такое сравнение, может быть доля выручки предприятия, приходящаяся на одного работника, занятого на строительстве данного объекта. Однако при определении таких показателей возникают большие методологические сложности. Трудно и, может быть, даже невозможно найти исторические источники, из которых можно было бы взять необходимые сведения.

Приблизительно оценить экономическое значение предприятий – объемы производства и выручки – можно с помощью такого показателя, как количество занятых на них рабочих. Тогда для того, чтобы сравнить эффективность принудительного и свободного труда, можно предпринять следующие действия. Количество рабочей силы, занятой на строительстве Вишерского ЦБК, необходимо сопоставить с количеством рабочих, занятых на этом предприятии после его пуска. Аналогичным образом число рабочих, привлеченных к строительству и реконструкции металлургических заводов в 1890-е гг., нужно сравнить с количеством рабочих на этих предприятиях после ввода в действие новых мощностей. Сведения, необходимые для такого анализа, в источниках и литературе присутствуют. Вместе с тем к предложенному подходу можно сделать такое замечание: количество рабочих, занятых на предприятии, не всегда говорит о его экономической мощи. Оно может быть связано с низкой производительностью труда рабочих данного предприятия. В этом случае оценка производительности труда строителей будет завышаться. Напротив, уменьшение численности рабочих на предприятии, вызванное ростом производительности труда вследствие внедрения нового оборудования, может привести к занижению производительности труда строителей, возводивших это предприятие. Данное методологическое замечание следует учитывать при сравнении эффективности подневольного и принудительного труда на основании выбранного показателя.

Согласно официальному изданию «18 месяцев, которые создали комбинат «ВИШХИМЗ», вышедшему в 1933 г., количество рабочих, занятых на строительстве ЦБК и подсобных работах, увеличилось с 800 человек в апреле 1930 г. до 16 000 человек в сентябре 1931 г. 10 Данные, относящиеся к сентябрю 1931 г., соответствуют сведениям, которые можно обнаружить в лагерных архивах 11. После строительства Вишерского ЦБК там работало 9665 чел. (в том числе 6542 заключенных) 12. Таким образом, количество строителей Вишерского ЦБК в 1,7 раза превосходило количество рабочих, занятых на комбинате. Эти данные можно выразить и по-другому: 10 строителей Вишерского комбината могли возвести производственные и жилые помещения для 6 рабочих и служащих данного предприятия.

А что происходило в промышленном строительстве в 1890-е гг.? В 1895–1900 гг. на Урале было построено 10 металлургических заводов, на старых и новых заводах были возведены 23 доменные печи. Подсчеты показывают, что эти доменные печи должны были обслуживаться 38 433 рабочими. Количество строительных рабочих на стройках конца 1890-х гг. можно определить с меньшей точностью. По приблизительным оценкам, оно должно было достигать 29 710 чел. 13 Если сопоставить количество строителей доменных печей и количество рабочих, которые должны были обслуживать эти печи, можно прийти к выводу, что 10 рабочих, занятых на строительстве домен, обеспечивали занятость примерно 13 рабочих на предприятиях, которые возводились и реконструировались.

Итак, если не учитывать изложенное выше методологическое замечание, полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что строители Вишерского комбината (и заключенные Вишерского лагеря, и работники, приехавшие строить Вишерский комбинат по найму) работали с гораздо меньшей производительностью, чем вольнонаемные строители в 1890-е гг. Тогда пример Вишерских лагерей показывает, что экономические издержки принудительного труда весьма велики. Они проявляются даже в условиях, когда доля ручного труда при решении производственных задач очень весома, когда еще не внедрена сложная техника. Объекты, которые строились при доминировании принудительного труда, возвело бы гораздо меньшее количество рабочих, нанятых предпринимателями. В этом случае работники, не занятые строительством, могли бы принести пользу экономике в других сферах. Следовательно, цена форсированной индустриализации – это материальные блага, которые не были произведены в силу запрета предпринимательства и в силу использования подневольного труда. В исторических обстоятельствах России конца 1920-х–начала 1930-х гг. речь идет прежде всего о непроизведенном продовольствии.

Но, возможно, более низкий производственный показатель строителей ВИШЛАГа обусловлен более высокой производительностью труда рабочих Вишерского ЦБК в сравнении с уральскими металлургами конца ХIX в.? Материалы центрального аппарата ГУЛАГа не подтверждают данное предположение. В августе 1930 г. планировалось использовать на строительстве Вишерского ЦБК в течение 1930–1931 гг. только 6000 заключенных, включая административный и хозяйственный персонал, а также задействованных в лагерной и хозяйственной «обслуге» 14. Может быть, эти планы основывались на дореволюционном опыте строительства крупных предприятий? «Удлиненный рабочий день, штурм, месяцы без дней отдыха, бросание рабочей силы с одной работы на другую без хотя бы кратковременного отдыха, использование квалифицированной рабочей силы на черной работе… все это привело к тому, что… сейчас у ВИШЛАГа рост показателя использования на производстве обратно пропорционален движению показателей производительности труда» 15, – отмечала Плановая группа ГУЛАГа в своем обзоре от 8 июля 1931 г. Тем не менее вопрос о том, что может произойти с экономикой страны в том случае, если внедрение новых механизмов в промышленности происходит при доминировании старых технологий в промышленном строительстве, требует отдельного рассмотрения, выходящего за рамки данной статьи.

В сфере лесозаготовок труд заключенных Вишерского лагеря также должен был приносить большие экономические потери. В начале 1932 г. в отделениях лагеря, организованных для проведения лесозаготовок, содержалось 9088 заключенных, занятых непосредственно заготовкой леса 16. При этом в 1897 г. на всем Урале насчитывалось 31,2 тыс. работников лесных промыслов 17.

Производственная деятельность Вишерского лагеря вела не только к экономическим, но и к социальным потерям: к человеческим страданиям и жертвам. В 1931 г. умерли около 1550 заключенных Вишерского лагеря, – 4,1% от среднегодовой численности заключенных лагеря, что было выше, чем в среднем по лагерям ГУЛАГа 18. В сентябре 1931 г. в лагере находилось 1500 инвалидов 19. В лагеря должны были направлять заключенных, годных к физическому труду 20. Хотя есть свидетельства, что в лагерной практике данное указание нередко нарушалось, приведенные сведения о смертности позволяют утверждать, что попадание в разряд инвалидов – это следствие пребывания в Вишерских лагерях.

Обратимся теперь к положению дореволюционных рабочих. Как отмечают историки, изучавшие данный вопрос, «по официальным… данным, на частных заводах, рудниках и приисках Пермской губернии за период с 1886 по 1893 г. произошло 923 несчастных случая, при которых пострадали 1043 человека. Для 358 человек (34,3%) они закончились смертельным исходом, для 389 (37,3%) – тяжелыми увечьями; среди пострадавших 172 (16,5%) были несовершеннолетними...» 21 Исследователи считают эти данные преуменьшенными в несколько раз. Но даже с учетом такого мнения историков дореволюционной промышленности показатели смертности в ВИШЛАГе за 1931 г. выглядят очень высокими в сравнении с данными о несчастных случаях на дореволюционных предприятиях, где ситуация с охраной труда отнюдь не была благополучной.

Нельзя забывать еще одно проявление социальных издержек ГУЛАГа – люди и в лагерях, и за их пределами теряли ориентиры для своего поведения, а значит, создавались предпосылки для роста преступности. И экономические, и социальные потери были неизбежной ценой социалистического эксперимента в его крайней форме, который начал проводиться в конце 1920-х гг.

 

1  Уэрта де Сото Х. Социализм, экономический расчет и предпринимательская функция. – М., Челябинск: ИРИСЭН, Социум, 2008.

2 Грегори П. Политическая экономия сталинизма. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд Первого Президента России Б.Н. Ельцина, 2008, с. 266–270, 281–282.

3  Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. р-9414. Оп. 1. Д. 2920. Л. 128.

4  См., напр.: Солонин М. На мирно спящих аэродромах… 22 июня 1941 года.

– М.: Яуза, Эксмо, 2006, гл. 13,14.

5 Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области (1929–1953): Монография/ Уральский. гос. ун-т. Перм. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург– Пермь, 2003, с. 117–122; Шевырин С.А. Принудительный труд в лагерях и колониях на территории современного Пермского края, конец 1920-х – середина 1950-х гг.: Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. – Ижевск, 2008, с. 185–193.

6  В дальнейшем в данной статье термины «Вишерские лагеря» и «Вишерский лагерь» («ВИШЛАГ») будут использоваться как синонимы.

7  Шмыров В.А. К проблеме становления ГУЛАГа (ВИШЛАГ)// Годы террора: Книга памяти жертв политических репрессий. – Пермь: Издательство «Здравствуй», 1998, с. 70–90.

8  Степанов М.Н. Вишерский целлюлозно-бумажный завод// Уральская историческая энциклопедия. http:// www.ural.ru/spec/ency/encyclopaedia-3-379.html.

9  История Урала в период капитализма. – М.: Наука, 1990, с. 74.

10  Шевырин С.А. Принудительный труд в лагерях и колониях на территории современного Пермского края, конец 1920-х – середина 1950-х гг.: Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, с. 30.

11 ГАРФ. Ф. р-9414. Оп. 1. Д. 2919. Л. 54,64; Д. 2920. Л. 8, 24, 43, 70, 115, 119,

133, 138; Пермский государственный архив новейшей истории (ПермГАНИ). Ф. 849. Оп. 1. Д. 762. Л. 13, 45.

12  Подсчитано по: ПермГАНИ, ф. 849, оп.1, д. 316, л. 18.

13  Подробнее см.: Рубинов М.В. Принудительный труд в период становления ГУЛАГа: экономические из-держки (По материалам Вишерского ИТЛ) // Вестник ПГТУ: Культура. История. Философия. Право. 2011. №4(32), с. 90–94.

14 ГАРФ. Ф. р–9414. Оп. 1. Д. 2919. Л. 54,64; Ф. р-5515. Оп. 33. Д. 11. Л. 39.

15 ГАРФ. Ф. р–9414. Оп. 1. Д. 2920. Л. 73.

16 Там же. Л. 148, 177.

17 История Урала в период капитализма, с. 105.

18 ГАРФ. Ф. р-9414. Оп. 1. Д. 2740. Л. 1, 2, 4, 5, 7, 10.

19 ПермГАНИ, ф. 849, оп.1, Д. 762, Л. 13.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Стартовали осенние события Гражданских сезонов «Пермские дни памяти»
| Вестник «Мемориала». Август-сентябрь 2018
| «Это так здорово – кому-то помочь!». Нужны волонтёры для участия в традиционной благотворительной акции «Чистые окна»
Список «12 километра»
История строительства Камского целлюлозно-бумажного комбината и г. Краснокамска в 1930-е гг.
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
| Факт ареста отца марает мою биографию
| Не кричи, не плачь…
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus