Исторический раздел:

Из истории Исправительно-трудовой колонии №5 в Мотовилихе


 

Сергей Шевырин,

кандидат исторических наук

 

Появлению исправительно-трудовой колонии в Мотовилихе способствовала политика индустриализации. Административно начатая, без необходимых экономических предпосылок, индустриализация страны, столкнулась с рядом значительных трудностей. Наибольшими препятствиями в деле индустриализации стали недостаток средств, нехватка рабочих кадров. Запланированные с учетом новых политических веяний темпы строительства новых заводов и фабрик почти не оставляли времени и средств на строительство жилья и другой инфраструктуры для рабочих. На Урале данные факторы были еще более усугублены запланированными высокими темпами строительства индустриальных объектов и их количеством[1]. На конкретных стройках все эти проблемы выразились в низкой оплате труда, тяжелых условиях быта, плохом снабжении. Что вело к большой текучести кадров и как следствие к хроническому недостатку рабочей силы на стройках, предприятиях, лесозаготовках.В городе Перми на основных индустриальных стройках (авиамоторный завод № 19 имени Сталина, Судозавод, Комбинат “К” (взрывчатые вещества), модернизация производства металлургического завода в Мотовилихе (пушечный), жилые дома и др.) в первые годы индустриализации рабочей силы было от 50% до 60% к необходимому числу. И соответственным было выполнение плана - от 30 до 60%. Большинство уволившихся с работы были не удовлетворены снабжением[2].

Эта проблема могла решиться путем улучшения условий жизни рабочих - через строительство хорошего жилья, инфраструктуры, решение проблем снабжения, зарплаты. Это значило снижение темпов индустриализации, на что вряд ли пошло политическое руководство страны.Поэтому решение нашлось в виде административного закрепления рабочей силы и широкого использования подневольного труда заключенных, спецпереселенцев.

Проблемы с рабочими на строительстве Красновишерского целлюлозно-бумажного комбината с приходом Берзина Э.П. – кадрового чекиста – решились путем широкого привлечения труда заключенных Вишерского лагеря особого назначения.«Успешный» опыт использования труда заключенных на строительстве КрасновишерскогоЦБК, который возник «как в сказке за 18 месяцев»[3], дал пример многим организациям Прикамья. Дефицит рабочей силы на строительстве Калийного рудника в Соликамске уже в сентябре 1930 года отчасти покрывался за счет заключенных домзака[4]. Постоянное невыполнение плана строительства Комбината «К» (1 квартал 1931 г. – 19%, апрель – 26%, май – 12%,) Уралсоветом было решено преодолеть с помощью 1500 принудиловцев[5].

Колония в Мотовилихе появилась на рубеже 1930-х гг. Первое упоминание о существовании исправительно-трудовой колонии № 5 появляется в документах 1931 г. Не имея достаточной рабочей силы, начальник строительства Пермского городского водопровода обратился к партийному начальству:

«Секретарю райкома ВКП(б)

Водоканал трест просит Вашего содействия по следующим вопросам:

Получения срочно необходимой рабочей силы для ударного строительства камского водопровода от следующих организаций:

  1. От 5-й колонии – 200 человек;
  2. От Вишерских лагерей – 200 человек.

Управляющий трестом Нахман» [6].

В это время колония № 5 имела несколько командировок, расположенных на местах работы: на  строительстве новых цехов Молотовского пушечного завода, на строительстве заводов Суперфосфатного и № 19, на лесобирже. Все заключенные жили на производственных участках в общежитиях барачного типа. Каждому заключенному должны были предоставляться деревянная койка, матрац и одеяло. В отчете администрации колонии сообщается, что матрацами и одеялами обеспечены не все заключенные. Тем не менее, администрация колонии, сравнивая состояние жилищ заключенных и вольных рабочих на новостройках (например на комбинат «К»), приходит к выводу, что заключенные живут лучше.

В документе имеются данные о социальном составе заключенных ИТК № 5: среднее количество заключенных за первое полугодие 1933 г. – 2900 человек.

Середняки

1280,5 человек

44,1%

Бедняки

465,1 человек

15,9%

Кулаки

288,5 человек

9,9%

Рабочие

405,6 человек

13,9%

Служащие

181,3 человек

6,2%

Колхозники

279,1 человек

9,6%

 

 

 

79,5% заключенных – крестьяне. В документе отмечено, что резкое увеличение «кулацкой прослойки» произошло за счет прибытия этапа кубанцев.

Для стимулирования труда заключенных применялась система выдачи «ударных паспортов», организация специальных бараков с улучшенными условиями для ударников, обеспечение в первую очередь ударников спецодеждой и постельным бельем. Паспорт ударника позволял получать дополнительное питание. В документе отмечено, что 5 апреля 1933 г. был издан приказ о дифференцированных нормах питания. Этот приказ, по мнению администрации колонии, способствовал выполнению производственной программы до 100% в первом полугодии 1933 г.

Дифференцированные нормы питания в ИТК № 5 (в г/на сутки)[7]:

 

Работающему

Неработающему

Хлеб

900

600

Крупа

  65

  35

Рыба

  40

  26

Масло

    7

    3

Сахар

  14

    6

Конд. изделия

  14

    6

В первом квартале 1936 г. каждая командировка колонии № 5 стала отдельной колонией. Командировка в Мотовилихе получила номер 5. Главной ее задачей стало строительство новых цехов Мотовилихинского пушечного завода. Плановая численность заключенных должна была составить 500 человек[8]. Но уже в апреле 1941 г. согласно отчетам ГУЛАГа заключенных было 700  человек. Все заключенные по договору с Мотовилихинским заводом №172 занимались погрузочно-разгрузочными работами[9].

В годы Великой Отечественной войны численность заключенных ИТК №5 увеличилась и составляла свыше 1200 человек[10]. Заключенные работали на погрузочных работах и в цехах завода. По официальным данным производительность труда заключенных в 1943 году по сравнению с 1941 годом повысилась на 80 %[11]. Себестоимость военной продукции по отдельным предприятиям снизилась от 20 до 50 %. В то же время калорийность питания по подсчетам исследователей была понижена на 30 %[12]. Т.е. данный экономический результат был достигнут путем жесточайшей эксплуатации “контингента”.

В конце 1941 – начале 1942 г. в колонии была отмечена очень высокая смертность среди заключенных ИТК №5. Так, только за ноябрь 1941 г. умерло 109 человек. Прокуратура провела проверку колонии и выяснила, что больных  и слабосильных заключенных заставляли работать наравне со здоровыми. Никакой помощи больным не оказывалось. Из допросов бригадиров: «30 января 1942 г. зк Ш. утром, будучи выведен на работу, заявил дежурному врачу о том, что он болен и на работу идти не может. Врач, не осмотрев Ш., предложила ему идти на работу. Ш. идти не мог, зк отнесли его на работу на себе, а вечером в тяжелом состоянии привезли на санках, в 3 ночи он скончался»; «зк Т. был больной  и работать не мог, но врачи освобождение не давали, зачислили в отказчики и посадили в карцер с выводом на работу. Последний день перед его смертью я тащил его на себе. Но до участка работы он дойти не смог, его взяли с дороги и снова посадили в карцер, а через час или два он умер…» [13].

В 1946 г. колония имела пять производственных и жилых участков: 1) завод № 172; 2) пристань Левшино; 3) база Главуралмет; 4) завод № 90; 5) завод Вторчермет. Количество заключенных было 1390 человек, из них осужденных за контрреволюционные преступления – 70 [14].

В документах 1948 г. вместо ИТК № 5 появляется контрагентское лагерное отделение (ЛО) № 5 при заводе № 172 сколичеством заключенных 2298 человек[15].

В 1952 г. в составе Молотовского УИТЛК (управление исправительно-трудовыми лагерями и колониями) было ЛО №17, имеющее 2 лагерных пункта с 2167 заключенными, из них 945 человек занимались металлообработкой на заводе №172[16].

После смерти Сталина ГУЛАГ стал во многом другим. Массовые амнистии намного уменьшили население ГУЛАГа. Были прекращены масштабные строительства. Принимались новые законодательные акты, которые больше внимания уделяли перевоспитанию, а не репрессивным мерам к заключенным. Масштабное использование принудительного труда стало все более экономически и политически невыгодным. На данный момент еще не обнаружены документы о закрытии мотовилихинской колонии, но, скорее всего, она была закрыта в 1950-е гг.



[1]Мау В. Реформы и догмы, 1914-1929 гг. Очерки истории становления хозяйственной системы советского тоталитаризма. М., 1993. С.223-234.

[2]ПермГАНИ.Ф.1. Оп.1.Д.569.Л.13.

[3]18 месяцев, которые создали комбинат «Вишхимз». Красновишерск, 1933. С.5.

[4]ПермГАНИ. Ф.59.Оп.1. Д.8.Л.86.

[5]Там же. Ф.58.Оп.1.Д.1. Л.88.

[6]Там же. Ф.1. Оп.1. Д.216. Л.85.

[7]ПермГАНИ. Ф.58. Оп.1. Д.28. Л.31–32.

[8]ГАРФ. Ф. Р-9414. Оп.1а. Д.824. Л.12.

[9]Дислокация ИТЛиК ГУЛАГа НКВД СССР и экономическая характеристика на 1 апреля 1941 г. // ГАРФ. Ф.Р-9414. Оп.1. Д.1162. Л.111.

[10]ПермГАНИ.Ф.2464.Оп.1. Д.19. Л.101.

[11] Вклад заключенных ГУЛАГа в победу в Великой Отечественной войне. // Исторический архив, 1994. № 3. С.149.

[12]Смыкалин А.С. Колонии и тюрьмы Советской России. Екатеринбург, 1997. С.139.

[13]Спецдонесение по вопросу проверки ИТК №5 // ГАПК. Ф.Р-1366. Оп.1. Д.65. Л.66–67.

[14]Сводка о численности и составе заключенных, содержащихся в колониях и лагерях УИТЛК УНКВД Молотовскойобласти на 1 января 1946 г. // ГАРФ. Ф.Р-9414. Оп.1а. Д.425. Л.9.

[15]ГАПК. Ф.Р-1366. Оп.1. Д.657. Л.453.

[16]ГАРФ. Ф.Р-9414. Оп.1с. Д.536. Л.1-78.

Опубликовано: Мотовилиха: к 150-летию пермской артиллерии.

Тезисы докладов научно-практической конференции. Пермь. 2013 г. С.55-60

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Стартовали осенние события Гражданских сезонов «Пермские дни памяти»
| Вестник «Мемориала». Август-сентябрь 2018
| «Это так здорово – кому-то помочь!». Нужны волонтёры для участия в традиционной благотворительной акции «Чистые окна»
ПАЛАЧИ. Кто был организатором большого террора в Прикамье?
Карта террора и ГУЛАГа в Прикамье
7 мест в Перми, от которых пойдут мурашки по коже
| Мама верила, что он невиновен
| Мой папа простой труженик…
| Главная страница, О проекте

blog comments powered by Disqus