Исторический раздел:

Спецконтингент в Березниковском и Ворошиловском (Усольском) районах в 1929-1953 годы: краткий анализ


Александр Чернышов,

научный сотрудник

пермского Молодёжного «Мемориала»

Поводом для создания статьи послужила подготовка очередной поисковой экспедиции пермского «Мемориала», намеченной на начало мая 2014 года на территории г. Березники и Усольского района. Главная тема каждой такой экспедиции – это изучение и сбор материалов по истории политических репрессий советского периода в Прикамье.

Наш краткий анализ основан на научных публикациях и архивных источниках, находящихся в открытом доступе, в которых содержатся сведения о пребывании в сталинский период в Березниках и Усольском районе особой социальной группы – репрессированных, получивших тогда общий казенный ярлык «спецконтингент».

Под спецконтингентом понимается совокупность различных категорий репрессированного населения, насильственно вовлечённых в производственные процессы и содержащихся на режимных условиях1. Среди наиболее известных категорий спецконтингента того периода выделяются: заключённые, спецпоселенцы, трудармейцы, военнопленные, интернированные, узники проверочно-фильтрационных лагерей.

История массового применения в Верхнекамье принудительного труда на разнообразных объектах народного хозяйства начинается в конце 1920 – начале 1930-х годов. Тогда наибольшую часть спецконтингента на территории нынешнего города Березники и Усольского района составляли заключённые исправительно-трудовых лагерей.

В конце 1920-х годов стал активно продвигаться проект строительства здесь крупнейшего химического комбината. Однако из-за отсутствия необходимого количества рабочих рук Березниковское химическое строительство забуксовало. До этого времени принудительный труд в народном хозяйстве использовался редко. Однако, увеличивающиеся расходы на содержание всё возрастающего контингента заключённых при дефиците рабочей силы на стройках первой пятилетки, не давали покоя руководителям социалистического строительства.

В начале 1929 года заместители трёх наркоматов обратились в правительство с докладной запиской, в которой предложили использовать заключённых на важнейших стройках Bereznikovskiy_khimicheskiy_kombinat первой пятилетки и создавать для этой цели трудовые лагеря примерно на 10 тысяч человек каждый. 11 июля 1929 года было принято постановление Совета народных комиссаров «Об использовании труда уголовно-заключённых». А уже в конце лета этого года новый начальник ВИШХИМЗА Эдуард Берзин направляет на Каму, где забуксовало Березниковское химическое строительство, первых 50 заключённых закладывать производственное лагерное отделение2. К осени 1930 года на Адамовой горе, на территории будущего города Березники был построен лагерь на 10 тысяч человек. В 1930 – 1933 гг. он именовался 2-м отделением Вишерского исправительно-трудового лагеря (Вишлага). Строительство Березниковского химического комбината при участии заключённых Вишлага значительно ускорилось. И уже 25 июня 1932 года состоялся пуск первой очереди химического гиганта.

Эксперимент был признан удачным. В 1934 году при НКВД СССР создаётся Главное управление лагерей, и все места заключения переходят в его подчинение. С самого начала своего существования ГУЛАГ неплохо освоил предоставление дешевой рабочей силы различным ведомствам, что очень походило на сдачу рабов в аренду3. Предоставление лагерями и колониями своих заключённых для использования их труда на предприятиях регламентировалось специальными договорами. Например, по договору между Ворошиловской ИТК и Березниковским химическим комбинатом от 17 августа 1934 года колония обязывалась предоставить комбинату 1000 заключённых.

Из 25338 заключённых, содержащихся в колониях УИТК по Молотовской области на 1 января 1943 года, 16268 были заняты на контрагентских работах, то есть были предоставлены в качестве рабочей силы другим ведомствам4. Документы ГАРФ, ПермГАНИ, ГАСО и других архивов свидетельствуют об активном использовании труда заключённых в 1929 – 1953 годах на строительстве заводов в Березниках, лесозаготовках и в других организациях Березниковского и Ворошиловского районов. Вот лишь несколько примеров.

Азотно-туковый завод вступил в строй в 1932 году как составная часть Березниковского химического комбината. В возникновении и развитии азотно-тукового завода также принимали участие заключённые Вишлага. Ситуация с их активным использованием принципиально не изменилась и даже после расформирования Вишерского ИТЛ 14 июля 1934 года.

Solikamskiy_SBK В 1939 году организуется ИТЛ строительства Соликамского целлюлозно-бумажного комбината. Управление лагеря дислоцировалось в Соликамске. Заключённые работали на нескольких стройках, в том числе и на строительстве завода аммиачно-селитренных взрывчатых веществ в районе Березниковского азотно-тукового комбината. Наибольшее количество заключённых этого ИТЛ пришлось на 1 января 1942 года – 10531 человек.

В июне 1946 года закрывается ИТЛ строительства Соликамского ЦБК, но открывается Строительство №881 и ИТЛ в г. Березники. Заключённые строили цех «Г» азотно-тукового завода, работали и на других предприятиях. В 1948 году в лагере находилось 3455 заключённых. В марте 1949 года лагерь Строительство №881 и ИТЛ был переименован в Строительство №915 и ИТЛ. Заключённые уже переименованного лагеря продолжали строительство азотно-тукового завода. В начале 1950-х годов здесь же работали и спецпоселенцы, подчинявшиеся спецкомендатурам №136 (г. Березники) и №137 (посёлок Большая Веретия). В 1950-е годы предприятие становится наиболее крупным среди химических заводов Урала.

Другой пример – Березниковский содовый завод. Построенный ещё в 1881 – 1883 годах обществом «Любимов, Сольве и К», в 1918 году завод был национализирован, а в 1930-е годы реконструирован. Березниковский новосодовый завод строили заключённые лагеря Строительство №915 и ИТЛ, образованного в марте 1949 года5.

Березниковский титано-магниевый комбинат вступил в строй в 1943 году первоначально как магниевый завод. В начале 1950-х годов на заводе трудились спецпоселенцы, подчинявшихся спецкомендатуре №105.

Предприятие «Севуралтяжстрой» в Березниках вело строительство промышленных объектов. В конце 1930-х годов здесь трудились заключённые Березниковского ИТК, в годы войны – мобилизованные советские немки, а в конце 1940-х годов заключённые отдельного лагерного пункта (ОЛП) №19.

На Уралхимпромстрое в Березниках в 1943 – 1944 годах трудились заключённые лаготделения №2 проверочно-фильтрационного лагеря №0302, а в конце 1940-х годов – заключённые того же ОЛП №19.

Необходимо отметить, что доля «политических» среди всех советских заключённых в 1929 – 1953 годах всегда была различной. Как отмечает профессор и доктор исторических наук Андрей Суслов в своей статье «Спецконтингент в Пермской области (1929 – 1953)» она колебалась от 18 до 56% и в среднем превышала треть от общего числа всех осужденных. Это лишь репрессированные по 58-й статье УК РСФСР и её аналогам. Однако надо помнить, что кроме них в лагерях содержались и те, кто были сверхжёстко наказаны за незначительные проступки. Например, за мелкие хищения государственной и колхозной собственности, за прогулы, за «самовольную смену» места работы и т.д. Большой террор в сталинский период предусматривал осуждение и массовую отправку в лагеря за любые незначительные отступления от закона. Это было государственной политикой6. Поэтому в широком смысле жертв политических репрессий было гораздо больше, чем официально принято считать.

Другой и наиболее массовой категорией спецконтингента в Березниковском и Ворошиловском районах являлись спецпоселенцы. Это категория граждан, высланных в административном порядке в 1920-1950-е годы на режимные поселения, которые в свою очередь управлялись спецкомендатурами и отделами спецпоселений ГУЛАГа НКВД СССР. Такие поселения открывались в районах, где ощущался недостаток в рабочей силе.

Spetsposelentsy_v_lesu_na_lesozagotovke_21_marta_1945_goda Первыми высланными в конце 1920 – начале 1930-х годов в административном порядке были «раскулаченные» крестьяне. Работали они на лесозаготовках (например, в Яйвинском и Березниковском леспромхозах), а также в сельском хозяйстве (например, на Усольском сельскохозяйственном комбинате, созданном на базе Березниковского химического комбината). В конце 1940-х – начале 1950-х годов система спецпоселений ГУЛАГа в Прикамье пополнилась другими категориями спецпоселенцев (всего же их было около 20-ти). Помимо «бывших кулаков», среди них были «власовцы», «литовцы», народности Крыма, «оуновцы», немецкие репатрианты и многие другие.

В годы войны на предприятия Молотовской области было завезено не менее 28 тысяч мобилизованных в Трудармию советских немцев7. Многие из них работали в Березниках. В 1945 – 1946 годы всех мобилизованных в Трудармию перевели на режим спецпоселения.

Всего на декабрь 1952 года в г. Березники и Березниковском районе насчитывалось шесть спецкомендатур. Спецкомендатура №8 находилась в посёлке Ленва; №9 – в г. Березники; №105 – в посёлке 1-й участок БМЗ; №135 в 1951 году находилась в посёлке 19-й квартал, в 1952 году в г. Березники; №136 в 1951 году находилась в посёлке Калий горка, в 1952 году – в г. Березники; №137 в 1951 году находилась в посёлке Химстрой, в 1952 году – в посёлке Большая Веретия.

В Ворошиловском районе тогда насчитывалось три спецкомендатуры. Спецкомендатура №15 находилась в посёлке Вогулка; №16 – в посёлке Шемейный; №17 в 1950-1951 годы находилась в селе Орёл, в 1952 году – в г. Усолье.

В Березниковском районе спецпоселенцы проживали в следующих населённых пунктах: г. Березники, лесной участок Гортоп, лесной участок СУТС, посёлок Промплощадка, а также в спецпосёлках НКВД-МВД: 1-й участок БМЗ, 19-й квартал, Большая Веретья, Веретья, Дедюхино, Золотая горка, Калий горка, Ленва, Луга, Содовый, Чкалова.

В Ворошиловском районе спецпоселенцы проживали в следующих населённых пунктах: г. Усолье, деревня Белая Пашня, деревня Усть-Кондас, село Орёл, село Пыскор, в спецпосёлках НКВД-МВД: 9-й километр, 68-й квартал, Вогулка, Завод Красного кирпича, Кедровка, Леменский, Осиновка, Палашер, Усольский совхоз, Шемейный8.

Всего же на 1 декабря 1952 года спецпоселенцев, ссыльных, высланных и ссыльно-поселенцев в Березниковском районе находилось 4644 человек (из них взрослых – 3512), в Ворошиловском районе – 1592 человек (из них взрослых – 1044). По категориям спецпоселенцы в обоих районах распределялись так: советские немцы – 4205 человек; «из Крыма» – 291; «оуновцы» – 2; «власовцы» – 44; ссыльные – 15 человек9.

История спецссылки изучена наименьшим образом. Мы не знаем многие стороны жизни спецпоселенцев. Когда и в каком количестве они прибывали к нам? Из каких регионов страны? Как складывались отношения с местными жителями? Какие были бытовые условия? Как сохранялись традиции? Ответы на эти и другие подобные вопросы сегодня не найти в архивных документах. Надежда только на воспоминания очевидцев тех лет, дальнейшее и кропотливое изучение этой темы.

Очередным шагом к восстановлению исторической памяти как раз и является предстоящая экспедиция «По рекам памяти», организуемая пермским «Мемориалом». Надеемся, что ею добытые сведения помогут хотя бы отчасти пролить свет на многие аспекты этой непростой темы, стать основой для новых краеведческих публикаций.

1 Суслов А. Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.). – Екатеринбург; Пермь, 2003, с.3.

2 Шмыров В. А. К проблеме становления ГУЛАГа // Годы террора. Книга памяти жертв политических репрессий. – Пермь, 1998, с. 75-76.

3 Суслов А. Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.) // Годы террора. Книга памяти жертв политических репрессий. – Пермь, 1998, с.182.

4 Суслов А. Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.). – Екатеринбург; Пермь, 2003, с. 97

5 Интернет-источник: http://www.memo.ru/history/NKVD/GULAG/maps/ussri.htm

6 Суслов А. Б. Спецконтингент в Пермской области (1929-1953 гг.) // Годы террора. Книга памяти жертв политических репрессий. – Пермь, 1998, с. 180.

7 Там же, с. 219

8 ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.496. Л.222; ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.558. Л.3,4об; ГАРФ. Ф.р-9479. Оп.1. Д.562. Л.120,121,124; Архив ИЦ ГУВД по Пермскому краю. Ф.21. Оп.2. Д.6. Л.46,47,61,62.

9 Архив ИЦ ГУВД по Пермскому краю. Ф.21. Оп.1. Д.9. Л.77-79.

 

Записей не найдено.

Поделиться:

Также рекомендуем почитать:
| Газета «30 октября». Выпуск № 144. 2018 г.
| Мемориальские хроники. 24 выпуск.
| Архив разобрали по статьям обвинения
Из истории строительства Вишерского целлюлозно-бумажного комбината и Вишерского лагеря
ВОЙНА ГЛАЗАМИ ВОЕННОПЛЕННЫХ
Мартиролог репрессированных
| «Не для того везли, чтобы освободить…»
| Невольники XX века
| Главная страница, О проекте